Главная >> Диетические продукты


Микронутриенты – важнейший фактор сбалансированного питания


Гинекология. Журнал для практических врачей. Том 04/N 3/2002.

С.А. Хотимченко, В.Б. Спиричев
Научно-исследовательский институт питания (дир. – акад. РАМН В.А. Тутельян) РАМН, Москва


Результаты проводимых в течение последних десятилетий исследований показывают существенные нарушения в структуре питания различных групп населения России [1 – 5]. По обобщенным данным, к основным нарушениям пищевого статуса населения России относятся: дефицит полиненасыщенных жирных кислот на фоне избыточного поступления животных жиров, дефицит полноценных (животных) белков, дефициты большинства витаминов (аскорбиновой кислоты – у 70–100% населения; тиамина, рибофлавина, фолиевой кислоты – до 60% населения; b-каротина – у 40–60%; в отношении витаминов А и Е дело обстоит несколько лучше, однако при воздействии ряда химических факторов частота их дефицита может достигать 10–30% и др.); недостаточность целого ряда макро- и микроэлементов (кальций, железо, йод, фтор, селен, цинк) [5, 6]. Таким образом, дефициты витаминов и минералов в основном носят сочетанный характер, наблюдаются в течение всего года и затрагивают практически все возрастные и профессиональные группы населения во всех регионах страны [5, 6]. В последнее время у большинства населения наблюдается резкое снижение энерготрат. В связи с чем происходит и такое же резкое снижение потребности в энергии, а соответственно и в пище, как ее источнике. Однако потребность в других жизненно важных пищевых веществах, в частности микронутриентах, изменилась незначительно, насыщенность пищевого рациона полезными веществами также практически не изменилась, но изменилось его количественное значение в сторону уменьшения.

Это и является объективной причиной, по которой современный человек не может даже теоретически с адекватным рационом из обычных продуктов получить микронутриенты в необходимых количествах [7].

В настоящее время у большей части населения выявляются симптомы недостаточной адаптации или так называемой мальадаптации: снижение неспецифической резистентности к неблагоприятным факторам окружающей среды физической, химической и биологической природы, иммунодефициты и др. Основной причиной мальадаптации является недостаточная обеспеченность организма прежде всего микронутриентами [7]. Достаточно серьезной на общем фоне является и проблема дефицита микронутриентов среди детского населения. Недостаточность витаминов и микроэлементов у детей оказывает негативное влияние на физическое и умственное развитие, что ведет к увеличению заболеваемости и обострению патологических процессов [5, 6].

В связи с этим концепция государственной политики в области здорового питания населения Российской Федерации (Постановление Правительства Российской Федерации № 917 от 10.08.1998 г.) к числу приоритетов, направленных на укрепление здоровья и профилактику заболеваний, относит ликвидацию дефицита микронутриентов.

К микронутриентам относят целый ряд пищевых веществ, особое место в котором занимают витамины и минералы.

Минеральные вещества условно подразделяют на макроэлементы (кальций, железо, цинк и др.) и микроэлементы (молибден, магний, марганец и др.), хотя в литературе они обобщены понятием “микроэлементы”. Их биологическая роль в организме чрезвычайна важна и в первую очередь определяется жизненной необходимостью для нормального функционирования органов и тканей, так как микроэлементы наравне с витаминами участвуют в метаболических процессах путем активирования ферментов, гормонов, витаминов и ряда белков. Установлено, что большинство ферментов для проявления своей активности нуждаются в присутствии микроэлементов, в противном случае они вообще неактивны. Микроэлементы могут непосредственно входить в молекулу фермента, быть коферментом, активировать биологическую реакцию, могут служить акцепторами или донорами электронов [8].

Дефицит микроэлементов возникает в организме по ряду причин: алиментарным (несбалансированное питание, голодание и др.); различные заболевания, как непосредственно связанные с нарушением всасывания микроэлементов в желудочно-кишечном тракте, так и нет; наличие вредных привычек, таких как курение и алкоголь, а также эмоциональные стрессы. Указанные причины, как правило, вызывают и витаминную недостаточность. Кроме того, следует иметь в виду и тот факт, что потребность в витаминах и ряде макро- и микроэлементах может существенно увеличиваться при воздействии отрицательных факторов окружающей среды физической, химической и биологической природы [8].

Среди множества макро- и микроэлементов основное внимание уделяется кальцию, железу, магнию, калию, йоду и селену.

Кальций – основной минерал костной ткани (основное депо кальция), его роль в организме многофункциональна: это не только формирование костей, дентина, но и участие в сокращении мышц, активация ряда ферментов, поддержание гомеостаза клетки, противовоспалительное и антистрессовое действие, уменьшение проницаемости стенок сосудов. Эпидемиологические исследования показали, что поступление кальция с водой и пищей не всегда соответствует норме. Дефицит кальция проявляется при повышенной потребности у детей, беременных и кормящих грудью женщин. Физиологическая потребность в кальции колеблется от 800 до 1500 мг в сутки.

Недостаточное содержание в рационах питания железа сопровождается развитием железодефицитной анемии, в первую очередь у беременных женщин и детей. Эпидемиологические исследования показывают, что железодефицитные состояния являются одними из самых распространенных форм алиментарно-зависимых состояний. Различные формы дефицита железа выявляются у 2–17% обследованных мужчин, 1,8–47,8% женщин и 16–50% детей в возрасте до 2 лет [9, 10]. При этом необходимо отметить, что довольно часто имеет место гиподиагностика анемий. Так, у детей этой возрастной группы диагноз анемии в историях развития был выставлен в 1,8–16,6% случаев, в то время как фактически он имел место у 15–47% детей [9].

Относительно новая проблема – неадекватная обеспеченность населения селеном, связана с возможной ролью этого микроэлемента в профилактике канцерогенеза. Проведенные в последние годы исследования показали, что более 80% обследованного населения России имеет сниженную концентрацию селена в сыворотке крови, при этом следует отметить тот факт, что, как и в случае с обеспеченностью железом, наиболее ярко это проявлялось у беременных женщин [11, 12]. Недостаточная обеспеченность селеном приводит к снижению антиоксидантной защиты (что очень важно учитывать при профилактике и лечении заболеваний, в патогенезе которых ведущее место относится к активации процессов перекисного окисления липидов), неспецифической резистентности организма к воздействию отрицательных факторов окружающей среды и, в выраженных случаях, к болезни Кешана. В начале 90-х годов было доказано, что 5’-йодотиронин дейодиназа является селенсодержащим ферментом [13], активность которого напрямую зависит от уровня обеспеченности организма селеном, что в свою очередь определяется содержанием селена в рационах питания. Биологическая роль 5’-йодотиронин дейодиназы состоит в реакции образования 3,3’5-трийодтиронина (активной формы) из L-тиронина [14], что обеспечивает специфическое воздействие щитовидной железы на периферические ткани организма. Во многом это объясняет факт наличия заболеваний, характерных для йододефицитных заболеваний щитовидной железы при нормальной обеспеченности организма йодом. Во всяком случае, в экспериментах было показано, что при дефиците йода имеет место экспрессия и селензависимых дейодиназ, и тканевых глутатионпероксидаз, что объясняется активизацией процессов свободнорадикального окисления [15].

Другая проблема – дефицит йода. По некоторым данным, в мире более 1,5 млрд человек проживает в зоне риска развития йододефицитных заболеваний, при этом 655 млн человек больны зобом, а 11,2 млн – страдают кретинизмом [16]. Актуальна эта проблема и для России. Дефицит йода приводит к заболеваниям щитовидной железы, а если он наблюдается у женщин во время беременности, это может явиться причиной рождения глухонемых, низкорослых детей с глубокими нарушениями умственного развития, вплоть до кретинизма.

Имеются также многочисленные данные литературы о недостаточном содержании в рационах питания калия, магния, цинка, меди и ряда других минеральных элементов.

Рассматривая проблему недостаточности макро- и микроэлементов, следует остановиться на двух вопросах: их эссенциальности и токсичности и взаимоотношений между витаминами и минеральными элементами. Известно, что многие минеральные вещества являются эссенциальными пищевыми веществами, наряду с этим многие имеют свою токсикологическую характеристику. Для большинства микроэлементов установлены как физиологическая потребность, так токсикологически обоснованные допустимые суточные дозы. Анализ данных литературы показывает, что в подавляющем большинстве случаев речь идет о их недостаточном потреблении с рационами питания. Так, сравнивая среднесуточное потребление меди, цинка и железа в одном из экологически неблагополучных регионов России, было установлено, что поступление в составе рационов питания железа составляет у женщин 11,3 – 12,4% от допустимой суточной дозы, но в то же время – 32,7 – 38,1% от физиологической потребности в этом нутриенте, в то время как у мужчин эти цифры составили 15,5–17,3% и 84,3–96,4% соответственно, что объясняет большую частоту железодефицитных состояний у женщин.

Поступление меди в составе рационов питания составляло 2–3,6% от допустимой суточной дозы и только 33–63,7% от физиологической потребности. Содержание цинка в рационах питания составляло 67,1–113,5% от физиологической потребности и только 14,4–23,7% от допустимой суточной дозы [17]. Таким образом, в отношении этих элементов речь идет не об избыточном их поступлении, а об имеющем место дефиците: в среднем их уровни были ниже, а в ряде случаев значительно ниже рекомендуемых величин физиологической потребности, что и определяет их приоритетный риск для здоровья.

В последние годы сопоставление результатов эпидемиологических, лабораторных и клинических исследований позволило получить данные о возможной эссенциальности ряда микроэлементов, рассматриваемых ранее исключительно как токсичные вещества [5, 8, 18, 19]. Так, установлено, что физиологически активной формой кобальта является витамин В12, дефицит в организме кобальта есть не что иное, как недостаточность В12, кроме этого он активирует ряд ферментов, которые участвуют в обмене жирных кислот, способствует регуляции синтеза катехоламинов, находится в синергизме с кальцием и магнием, необходим для синтеза тироксина.

Кремний участвует в формировании органической матрицы кости на начальных этапах оссификации.

Хром – в регуляции уровня сахара крови в качестве фактора толерантности к глюкозе. Уровень хрома снижается при беременности, после рождения и ряде патологических состояний. Дефицит хрома приводит к развитию диабетоподобного синдрома, которому в последние годы уделяется большое внимание в патогенезе различных заболеваний.

Физиологическое действие ванадия, кадмия, кремния, марганца, молибдена, мышьяка опосредуется их влиянием на активность ряда ферментов, участвующих на различных этапах обмена веществ [15, 12]. На основании обобщения результатов этих исследований для многих из этих соединений установлены так называемые безопасные и адекватные уровни суточного поступления: хром – 50–200 мкг, ванадий – около 100 мкг, кремний – 5–10 мг, никель – около 100 мкг, алюминий – 3–100 мг, бром – 2–8 мг, кадмий – 10–20 мкг, германий – 0,4–1,5 мг, литий – 200–600 мкг, рубидий – 1–5 мг, мышьяк – 12–25 мкг, бор – 0,75–1,35 мг, свинец – 15–100 мкг, олово – 1–40 мг [5, 8, 19]. Естественно, эти данные требуют подтверждения, однако по мере расшифровки физиологических функций, путей биотрансформации и изучения механизма действия этих микронутриентов для них будет доказана эссенциальность, как это было установлено в свое время для фтора, селена и других микроэлементов.

Нельзя не учитывать и сложные взаимоотношения как между витаминами и минеральными веществами, так и между самими минеральными элементами. Так, хорошо известными примерами являются регуляция фосфорно-кальциевого обмена витамином D, наличие кобальта в составе витамина В12 и т.д. В то же время в последние годы установлено, что ряд витаминов принимает непосредственное участие в процессах всасывания и метаболизме железа в организме. Увеличение всасывания железа при добавлении аскорбиновой кислоты, как и различных растительных продуктов с высоким содержанием витамина С, показано во многих исследованиях. При этом важно отметить, что этот эффект витамина С наблюдается и тогда, когда в рационе присутствуют такие ингибиторы всасывания железа, как фитаты злаковых, сои и танины чая. Установлены и другие функции аскорбиновой кислоты в процессах метаболизма железа, в частности, у лиц с дефицитом железа нарушается процесс освобождения железа из ретикулоэндотелиальных клеток: назначение витамина С приводит к быстрому увеличению содержания железа в сыворотке крови [20]. Имеются данные о том, что аскорбиновая кислота необходима для модулирования синтеза ферритина, а механизм ее действия, в данном случае, опосредуется через регуляцию мРНК [18]. Показано также участие витаминов А, Е, В1, В2, В6 в процессах метаболизма железа в организме.

Таким образом, недостаточность витаминов, наблюдаемая у значительных групп населения, сочетается с неадекватной обеспеченностью рядом макро- и микроэлементов, что связано не только с их дефицитом в рационах питания, но и участием витаминов на разных этапах их всасывания и метаболизма. Профилактика этих состояний имеет следующие основные направления: рационализация питания, разработка и использование специализированных продуктов, обогащенных микронутриентами, применение поливитаминных и поливитаминно-полиминеральных комплексов, в том числе биологически активных добавок к пище, являющихся источниками этих микронутриентов. Для быстрой ликвидации указанных дефицитов и для профилактики их развития в мире широко используют поливитаминные и поливитаминно-полиминеральные комплексы. При этом обоснованным является подход, связанный с применением витаминов, макро- и микроэлементов в количествах, соответствующих физиологическим потребностям организма для восполнения недостаточного поступления их с пищей. Назначение этих пищевых веществ в повышенных (фармакологических) дозах возможно лишь для достижения лечебных эффектов и только лишь по рекомендации врача в каждом конкретном случае. Использование поливитаминных комплексов совместно с микроэлементами также является вполне оправданным, учитывая участие витаминов в усвоении и метаболизме минеральных веществ и в связи с имеющимися сочетанными дефицитами. По мере получения новых данных о биологической роли отдельных микроэлеменов и степени обеспеченности ими населения число микроэлементов, включаемых в поливитаминно-полиминеральные комплексы, будет постоянно возрастать [12].


Литература

1. Батурин А.К. Вопр.питания; 1994; 3: 4-8.

2. Батурин А.К.Разработка системы оценки и характеристика структуры питания и пищевого статуса населения России. Дис. д-ра мед.наук. M., 1998.

3. Бондарев Г.И., Виссарионова В.Я. Вопр. питания, 1991; 1: 18–23.

4. Покровский В.И., Беляев Е.Н., Тутельян В.А. Вестн. РАМН, 1995; 12: 9–13.

5. Тутельян В.А., Спиричев В.Б., Суханов Б.П., Кудашева В.А. Микронутриенты в питании здорового и больного человека. М.: Колос, 2002, 423с.

6. Спиричев В.Б. Сколько витаминов человеку надо. М., 2000; 185с.

7. Тутельян В.А., Княжев В.А., Хотимченко С.А., Голубкина Н.А. и др. Селен в организме человека. М.: Из-во РАМН, 2002.

8. Витамины и микроэлементы в клинической фармакологии (ред. В.А. Тутельян, В.Г.Кукес, В.П.Фисенко). – М.: Палея-М, 2001; 248–54.

9. Нетребенко О.К. Состояние здоровья и питание детей первых двух лет жизни в отдельных регионах России. Дис.....д-ра мед.наук. M., 1997.

10. Хотимченко С.А. Токсиколого-гигиеническая характеристика некоторых приоритетных загрязнителей пищевых продуктов и разработка подходов к оценке их риска для здоровья населения. Дис.....д-ра мед.наук. M., 2001.

11. Голубкина Н.А. Исследование роли лекарственных растений в формировании селенового статуса населения. Дис....д-ра сельскохоз. наук. M., 1999.

12. Тутельян В.А., Хотимченко С.А. Вестн. РАМН, 2001;6: .31–4.

13. Berry MJ, Kieffer JD, Harney JW et al. J Biol Chem 1991,:266:,14155–8.

14. Arthur JR. 5th Int.Symp. Selenium in Biology and Medicine., July, 20–23,1992; 19.

15. Zagrodzki P, Nicol F, McCoy MA et al. Res Vet Sci 1998; 64 (3): 209–11.

16. Van der Haar. Сб. Преодоление последствий дефицита йода: зарубежный опыт, М., 1999; 7-20.

17. Хотимченко С.А., Алексеева И.А. Гиг. и сан. 2001; 5: 25–7.

18. Авцын А.П., Жаворонков А.А., Риш М.А., Строчкова Л.С. Микроэлементозы человека. М.: Медицина. 1991; 496 с.

19. Тутельян В.А. В кн.: Гигиеническая наука и практика на рубеже XXI века. М., 2001; 1:704–8.

20. Wapnick AA, Bothwell TH, Settel HC BritJHaemat 1970; 19: 271–6.

21. Toth I, Bridges KR Blood 1995; 86(Suppl.1): 127a.













X